ffedd_ya (ffedd_ya) wrote,
ffedd_ya
ffedd_ya

Category:

N184 По демократию и Россию - пять разных текстов разных авторов

1. Я, кстати, много лет наблюдала маленькую модель нашей большой демократии прямо по месту жительства.

Посёлок наш искони был кооперативом, созданным ещё в середине 30-х годов. И земли, и дома – всё принадлежало кооперативу, а у жителей были так называемые «паи». Высшая власть в кооперативе принадлежала общему собранию, которое созывалось дважды в год и выбирало Правление, которое и правило. В Правление выбирались люди на основании самой что ни наесть демократической процедуры – прямым открытым голосованием. Так вот попадали в Правление - строго жулики и воры. Они постоянно тырили деньги и стройматериалы, сбывали в свой карман куски земли, сильно, помнится, нагрели руки на газификации… Все честные люди нашего посёлка находились в непроходящем гражданском негодовании: доколе? Но вот являлась в народе мимолётная мысль: сместить жуликов и посадить честных людей. А кого? Вас? Меня? Что вы - что вы – что вы! Только не меня! Я в этом деле ничего не понимаю, не умею общаться с работягами, и вообще у меня был в позапрошлом году микроинсульт – так что увольте. И то сказать – вникать во все эти нудные мелочи, собачиться с сантехниками – кому охота? А жуликам – охота. И они сидели во главе нашего кооператива годами. И длилась эта музыка лет семьдесят. Возможно, она продолжается и поныне, только я под сурдинку вышла из этого кооператива и живу себе единоличницей.

Это микроскопическая модель нашего отношения к власти и с властью.

2. наша борьба _против_ ТСЖ покоилась на трех уверенностях:

<...>
3) уверенность, что какое бы правление из нашего же числа мы ни избрали, никакого доверия к нему у нас быть не может - как выразился один из нас, "ну что, вот если меня, или его, или тебя выбрать в правление, то мы себя обидим, что ли? Ну вот. И каждый так. Поэтому не надо нам никакого правления, оно на нас же и нагреет руки"



3. В августе 1998 года

очень многие с изумлением поняли, что переживаемые нами 90-е - это не некие неизбежные "издержки" роста - "гормональная буря" демократии и светлого будущего капитализма, а время, когда страной и формально - в лице верховной власти, и неформально - в лице ФПГ, банков и медиаимперий правят безответственные, недальновидные, жадные и глупые сволочи.
И, кстати, именно поэтому тогда "Путин" - не этот конкретный, может быть - другой, но непременно очень похожий на него, стал абсолютно неизбежен. Со всему втекающими и вытекающими.



4. Павловский: 
Путин — не диктатор и не властолюбец. Он просто

легкий мизантроп в целом и тяжелый русофоб в частности.
<...>
Путин ничего не строит и никуда не ведет. Его самодовлеющая сверхидея - стабильность. Сделать с этой страной (по вышеуказанным причинам) все равно ничего невозможно. И раз уж я оказался у власти по какой-то иронии постсоветской судьбы, то единственное, чего могу добиться - чтобы не развалилось. Я это и делаю. Кто может, пусть сделает лучше. Хотя не сможет никто. Ибо кругом одни жулики и сволочи, алкоголики и тунеядцы, туды их в качель.



5. Иноземцев:
Каким бы уродливым ни казался правящий режим, он возвышается над парадоксально свободной страной. 

Россияне беспрепятственно выезжают из страны и возвращаются в нее; более 5 миллионов живут за границей, не теряя российского гражданства. Россия открыта миру экономически (внешнеторговый оборот по итогам 2009 года составил в пересчете по рыночному курсу валют 40,7% ВВП против 37,1% во Франции и 18,3% в США), культурно и информационно. Западные газеты свободно продаются, а спутниковые телеканалы принимаются во всех крупных городах, где сегодня в общей сложности постоянно живут уже более 300 тысяч граждан западных стран. Интернет, в отличие, например, от Китая, никак не ограничивается. Критика власти больше не опасна, хотя особых дивидендов и не приносит. Российские граждане получили свободу заниматься бизнесом - в стране существуют 1,5 миллиона мелких и средних частных предприятий. Граждане стали собственниками своих квартир, построили почти 4 миллиона частных домов и могут покупать земельные участки любых размеров. Появились частные банки и промышленные компании, чьи владельцы в 2009 году заняли тринадцать из первых ста строк в мировом рейтинге миллиардеров по версии журнала “Forbes”.
Причудливое переплетение квазисоветских и псевдозападных черт породило ситуацию, в которой, говоря словами российского историка Алексея Миллера, “живя в заведомо не соответствующей демократическим стандартам России, чувствуешь себя лично свободным
Идеология рухнула, а на ее место пришла худшая форма капиталистической беспринципности; никто не ждет достижения новых рубежей в будущем, находя какие-то поводы для гордости и самоуважения в близком или отдаленном прошлом. Россия совершенно открыта, многие ее жители побывали за границей, а образ и уровень жизни там хорошо знакомы россиянам; можно высказывать любые точки зрения, критиковать власть, свободно получать и распространять информацию. 
Таким образом, современному поколению российских лидеров удалось создать модель, о которой их коммунистические предшественники не могли и мечтать. Они поставили под практически полный контроль гигантские богатства страны; во много раз повысили благосостояние чиновников, которые стали базой для доминирования правящей элиты; de facto упразднили свободные выборы и отменили право на демонстрации и забастовки; сделали судебную власть зависимой от правящей бюрократии и, по сути, породили отделенное от народа сообщество, живущее на закрытой территории и даже по городским улицам перемещающееся без соблюдения каких-либо правил. При этом режим допустил немыслимые для советского времени свободы слова и передвижения, позволил гражданам заниматься бизнесом, иметь значимую частную собственность и даже критиковать правителей как заблагорассудится. Мы получили свободное общество с авторитарной властью - симбиоз, невозможный с точки зрения классической социологической теории. Что же это: преходящая аномалия или свидетельство ошибочности представлений, которые казались неоспоримыми многие десятилетия?
Чтобы ответить на этот вопрос, следует понять, почему российское общество согласилось с ограничением свобод, которым оно было так привержено в годы перестройки? Ответ видится мне в обесценивании коллективных действий. В свое время выдающийся польско-британский социолог Зигмунт Бауман назвал жизнь современного человека “процессом индивидуального решения системных противоречий”. Если говорить предельно кратко, секрет путинской России состоит как раз в резком расширении “социального пространства”, на котором гражданам позволено индивидуально решать системные противоречия.
Сегодня можно с уверенностью сказать: Россия - совершенно особая социальная общность, живущая по своим законам и правилам. Это не слепок с западной демократии, немного “не дотягивающий” до оригинала. Это не восточная деспотия, немного “скорректированная” с учетом европейской истории ее подданных. Это не “воскресший” Советский Союз с его вселенской идеологией. Это не образец “авторитаризма развития”, потому что экономика страны развивается не от добывающей к постиндустриальной, а ровно в обратном направлении. Это не… Список можно продолжать очень долго.
Современная Россия - это социальная система, сформировавшаяся в результате произошедшего в мире быстрого краха всех ценностных ориентиров и целей, где доминантной выступает примитивная материалистическая мотивация. Путь, который выбрала Россия, был найден ею самой, но в мире, менее циничном и меркантильном, чем нынешний, он вряд ли бы состоялся. <...> И то, что она существует, - не случайность, а закономерность. И она будет существовать еще долго, так как недовольство системой во многом картинно. Ведь нелояльным гражданам открыты возможности для неполитической реализации или свободного выезда из страны; а тем, кто хочет продолжать возмущаться, не запрещают даже этого - просто у них почти нет аудитории, которую эти протесты могли бы на что-то подвигнуть.
Россия начала XXI века - это общество, с предельной прямотой реализовавшее те циничные принципы, которые в менее заметной форме присутствуют и в современных западных странах: примат денег в “эру потребления”, условность культурных норм, продажность всех и вся, управляемость толпы, широкое применение технологий массового зомбирования. Единственная проблема этой системы заключена в том, что она не способна порождать интеллектуальный класс и генерировать знания, которые, как никогда ранее, востребованы в современном мире. Интеллектуальный класс не нужен стране, где главным ресурсом являются природные богатства, но может потребоваться в будущем, когда глобальная экономическая конкуренция станет еще более жесткой. 





Tags: Россия, дайджесты, демократия, общие рассуждения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments