ffedd_ya (ffedd_ya) wrote,
ffedd_ya
ffedd_ya

Categories:

N239 кто виноват и что делать

На Олимпиаде в Сочи три золота у бывших россиян: Юрий Подладчиков (Швейцария), Анастасия Кузьмина (Словакия), Дарья Домрачева (Беларусь).

Последние два случая имеют объективный характер
Подобные ситуации можно наблюдать с корейским "шорт-трекистом" Виктором Аном, с американской баскетболисткой Бекки Хэммон, получившими российское гражданство, а также с бразильским футболистами, которые получают гражданства других стран.
Всюду схожая ситуация: в стране, где некий вид спорта хорошо развит, ведущим спортсменам надо постоянно преодолевать жесткую конкуренцию (и хорошо если только конкуренцию, а не кумовство), чтобы отобраться на соревнования высокого уровня от страны, а перебравшись в небольшую страну, они могут стать незаменимыми лидерами.
Поэтому действия Кузьминой, Домрачевой (а ранее - и Хрусталевой, решившей выступать за Казахстан) понять можно.

Также сложно обвинять российские спортивные федерации и тренеров в том, что сделали ставку на других спортсменов. Мы исходим из послезнания (что тот, кого отклонили, стал чемпионом), а надо исходить из той информации, что была доступна руководству на моменты принятия решений.

То есть ценность самореализации для современного спортсмена выше патриотизма.
Профессиональный спортсмен прикладывает громадные усилия для достижения успехов, всю свою молодость отдаёт спорту, так что всё логично.

_______________________________________
Но с Подладчиковым история совсем не такая.
У России нет суперкоманды по сноуборду, где много сильных спортсменов, которым приходится выдерживать жесткий отбор.

Юрий родился в Подольске в 1988 году, в три года уехал из России (родители ученые, в 1992 году им предложили работу в Швеции). Вырос в Швейцарии.
Вначале выступал за сборную России, но потом стал выступать за сборную Швейцарии (c 2006 года)
Его звали вернуться в российское гражданство, но не сложилось.

Вот он описывает разные подходы к тренировочному процессу:
- Юра, не секрет, что вас неоднократно звали выступать за Россию. Когда такое было последний раз?
- В мае 2012 года. Но тут дело не в том, чтобы просто поменять флаг – и всё. У меня есть команда! Мы работаем с этими людьми уже много лет, у нас всё отлаженно. Вопрос не в том, что я не хочу выступать за Россию. Просто весь процесс перехода требует немало денег и серьёзных шагов от кого-то. А я катаюсь на сноуборде! У меня нет сил и времени, чтобы отвлекаться от спорта и заниматься прочими делами. Немало людей ждёт от меня переход в российскую команду, но мне сейчас совсем не до бумажной волокиты. Я просто не могу сидеть за компьютером и вычитывать различные документы, подписывать какие-то бумажки. Я должен тренироваться! По-другому ничего не добиться.
- Почему вы вообще перешли из российской команды в швейцарскую?
- У меня были проблемы с тренерами сборной России. Работать вместе мы не могли абсолютно. Я ведь вырос в Швейцарии, там тренировался, учился. А в России на меня даже смотрели косо, поскольку я имел другие возможности из-за этого. Личные отношения с тренерами были очень сложными, даже плохими. Эта ситуация совсем не нравилась и моим родителям. Всё складывалось очень сложно, поэтому над переходом я даже не задумывался. В Швейцарии я вырос и начал кататься тогда, когда у меня ещё не было FIS-лицензии. Швейцарцы знали, что у меня русский паспорт, но всё равно всячески мне помогали. Я катался и учился у лучших местных райдеров и был частью этой команды. Но, так как я гражданин России, выступать мне нужно было за российскую команду.

- Тяжело было возвращаться?
- Невероятно! Мне было уже 16 лет, а тут вдруг ко мне подходили русские тренера – и говорили, что и как я должен делать. Это было дико для меня. У меня ведь ещё всегда были сложности с авторитетами. Моим родителям с самого детства не нравилось, что я катаюсь на сноуборде. Они же у меня академики! Для них всегда первостепенной была учеба, и они совсем не одобряли моё увлечение. Я же не обращал на это внимание, занимался тем, к чему лежала душа. У меня никогда не было наставника, который бы заставлял вставать меня в 7 утра и идти кататься. Я был сам себе и учителем, и мотиватором. И тут я приезжаю в Россию, а мной начинают командовать. Я не мог это понять. Многие в России не знают этого, и строят самые разные версии моего ухода. На самом деле, у меня были проблемы с руководством команды.

- Теперь что-то проясняется.
- А ведь я ещё хорошо выступал, но никакой поддержки от этого в российской команде я не ощущал. Помощи совсем не было.
- В плане чего? Условий? Финансов?
- Нет-нет. В швейцарской команде у нас были физиотерапевты, специалисты, которые занимаются досками, другие люди, которые просчитывают очень много различных моментов. Там всё сделано так, чтобы спортсмены просто хорошо катались, ни на что не отвлекаясь. В России всё это было только в моменте становления. Мне было очень смешно, когда российские тренера хотели, чтобы я, наоборот, помогал им приехать в Швейцарию и организовать какие-то тренировочные моменты (улыбается). Но мне ведь надо кататься, а не заниматься этим! Всё это было очень давно, сейчас ситуация наверняка значительно поменялась, но с той командой у нас были совсем разные взгляды. Теперь, когда возникают дискуссии по поводу перехода в России, родители категорические выступают «против». Им нравится, что за мной здесь хорошо ухаживают, что вся команда по-настоящему за меня болеет. Я ведь с ними вырос! Это сложно понять, такое нужно прочувствовать.

<...>
– Я, конечно, тоже люблю вечеринки. Но мне никогда невозможно было сказать «иди делай то-то и то-то» или «иди спать». У меня с авторитетами вообще никогда не складывалось. В нашем спорте нельзя кому-то указывать, у нас очень многое завязано на вдохновении, на психологии. Поверь, невозможно выпрыгнуть на 7 метров из пайпа. Никакой режим тебе в этом не поможет. Но нужно хотеть, нужно стремиться к этому. А если ты чего-то хочешь достичь, то ты, конечно, не будешь пить пиво перед заездом. Надо слушать себя, а не других. Знаешь, в русской команде очень забавно: тренер, например, определяет, что всем в 23.00 нужно спать. Ну это как вообще?


И хороший комментарий отсюда: "...в мире выросло совершенно иное поколение молодых людей – в данном случае, в спорте. Они целеустремленны и самостоятельны. Им не нужен тренер в российском и советском понимании этого слова – тренер-нянька, тренер-поводырь. Им нужен менеджер, им нужен учитель-профессионал, который даст необходимые знания и навыки. Но указывать "как жить" и "что делать"... Сравнивая Швейцарию и Россию, Юрий сначала не был уверен в том, что Швейцария автоматически будет лучше с точки зрения его спортивной карьеры. Но поняв, что для него сверхцентрализованная подготовка не годится, остановился на Швейцарии. Просто это другое поколение и другой тип спорта. Здесь важны не "спортивная вертикаль", не "централизованная командность", не руководство федерации и не тренер-благодетель. Здесь во главу угла ставится сам спортсмен, привыкший самостоятельно отвечать за все – и за подготовку, и за результат."



А почему не сложилось его возвращение в российское гражданство - вот:

Другая сторона: «Это больше походило на торг, - рассказывает вице-президент и спортивный директор ФГССР Леонид Мельников. – Я за то, чтобы сначала говорили про спорт, а затем про деньги. Юрий хотел, чтобы федерация спонсировала его выступление на профессиональных соревнованиях, в том числе X-Games. Со своей стороны он обещал выступать за сборную России на Олимпиаде и чемпионате мира. Но вопрос в том, что бюджет на мужской хафпайп, невелик. И тратить все деньги на одного пусть и такого перспективного спортсмена, как Юрий было бы неправильно. По сути, получалась бы ситуация, как в «Зените», когда Широков стоит 1 млн. евро, а Халк 60 млн. Но главное – я не увидел у Подладчикова желания выступать за сборную России. Он же не первый спортсмен, который вел переговоры с нашей федерацией. Например, горнолыжник Александр Глебов раньше был в словенской команде, а сноубордист Вик Уайлд – в американской. Но с ними мы заключили договор и теперь Глебов чемпион России, а Уайлд в составе нашей сборной выиграл два этапа Кубка мира и стал бронзовым призером последнего чемпионата мира».

Из интервью Юрия:
- Я правильно понимаю, что сейчас, в январе 2013-го, переговоры окончены?
– Да. Буду выступать за сборную Швейцарии. Я в мае в Москву на эти переговоры и приезжал. Но мы на совсем разных языках говорим. Короче говоря, я катаюсь на сноуборде. Все. Если бюрократам что-то нужно, то я не против, мне важно только одно – выиграть Олимпиаду. Если мне хотят в этом помочь, то я открыт. Вот Криштиану Роналду играет в «Барселоне»... А, или где он там играет? В «Реале он, да. Ему предлагают перейти – и он смотрит команду, смотрит свои перспективы, смотрит, с кем будет работать. И я – так же. Мне нравится в Швейцарии. У меня большая поддержка, отличная команда, я катаюсь и побеждаю. А чиновники думали, что я буду бегать за ними и упрашивать выступать за сборную России. Но такого никогда не будет.


То есть Мельников и Подлатчиков действительно разговаривали на совсем разных языках.
Ну да, это походило на торг. А на что это должно было походить?

Мельников не понимает, что ценность самореализации для современного спортсмена выше патриотизма.

Он исходил из того, что у Юрия должно быть желание выступать за сборную России, и для реализации этого Юрий будет делать уступки со своей стороны. А также что можно "говорить про спорт" (а что про него говорить-то? и так всё ясно), и не поднимать вопрос денег.
А Юрий исходил, что "...если бюрократам что-то нужно, то я не против, мне важно только одно – выиграть Олимпиаду. Если мне хотят в этом помочь, то я открыт".

Вот так.
Новое поколение выбирает самореализацию.
Tags: моральные ценности, психология, спорт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments